Платонова Наталья Валерьевна

Детдомовский артист

Было уже темно. На улице стояла осенняя холодная погода. Пашка продрог. Но снова, несмотря на ветер и мелкий моросящий дождь, он пробирался к театру. К тому самому месту, где каждый день смотрел театральные репетиции, а если повезёт, то получалось посмотреть и само выступление артистов. Мальчик вместе со зрителями аплодировал и радовался так, будто это для него звучали эти овации. Для него эта театральная сцена оставалась единственным утешением и радостью жизни. Каждый день прибегал, чтоб хотя бы на чуть-чуть окунуться в ту необыкновенную атмосферу актёрской игры. Часто запоминал текст и другим ребятам из детдома показывал фрагменты из этих выступлений. И хотя это место, откуда Пашка наблюдал театральную жизнь, было очень неудобным, ради искусства он готов был вытерпеть всё.

-Что это ты здесь делаешь?– услышал мальчик за спиной.

Пашка съёжился от жёсткого мужского голоса.

-Я? – переспросил он.

-Да, ты, – подтвердил незнакомец.

-Я…сссмотрю, – растерялся мальчик.

Мужчина выглядел строгим.

«Сейчас будет ругать», – подумал Пашка и уже приготовился слушать крики и оскорбления.

-Пошли со мной, – ответил тот, чем удивил его.

-Куда? – едва слышно прозвучал вопрос.

-Пошли, не бойся,- уже мягче сказал мужчина. – Я Павел Петрович, – представился он, когда заметил, что мальчишка перепуган. – А тебя как зовут?

-Пашка я…

-Тёзка, значит, -даже улыбнулся тот. – Я смотрю ты каждый день здесь, как на посту…

-Угу, – торопился успевать за ним мальчик.

Они вошли в здание театра с главного входа. Об этом Пашка и мечтать даже не мог.

– Малец со мной, – сообщил мужчина строгой билетёрше.

А дальше по какой-то лестнице… И вот они за кулисами.

– Здесь теплее будет смотреть, – заметил Павел Петрович. – Театр любишь?

– Ещё как люблю, – признался Пашка.

– Устраивайся поудобнее, сегодня премьера, – сообщил уже совсем нестрогий мужчина.

Мальчишка был счастлив до глубины души. Он и в театре… А когда мимо проходили театральные артисты, да ещё и кто-то из них в знак приветствия кивал ему головой, здесь и говорить нечего… Пашка был в восторге…

Спектакль прошёл на одном дыхании. Как только он закончился, откуда-то появился Павел Петрович. Тот самый… Позже станет известно, что это никто иной, как директор театра.

– Понравился спектакль? – поинтересовался он.

– Очень, – восхищался Пашка.

– Только ты не задерживайся, а сразу беги домой…

– Нет у меня дома, – признался мальчик.

– Как это? – не понял Павел Петрович.

– Детдомовский я, – совсем тихо сообщил Пашка.

Слёзы навернулись на глазах, ведь он боялся, что его теперь выгонят отсюда.

Но мужчина только погладил его по голове и прижал к себе, как родного.

– Тёзка, приходи завтра, я тебя с нашими артистами познакомлю, – предложил Павел Петрович, когда мальчишка собрался уходить.

Пашка бежал в детдом, боясь опоздать до закрытия. Всю ночь он пролежал потом без сна, вспоминая этот незабываемый счастливый вечер. И даже плакал от счастья…

В тот момент он и не мог предположить, что это только начало его новой жизни…, жизни в театре…

На следующий день Павел Петрович познакомил его с артистами. У Пашки появилась возможность бывать в театре в любое время, видеть репетиции, общаться с работниками, даже распивать чаи с артистами в гримёрках и смотреть в зале вместе с директором театра спектакли. Вскоре для всех он стал просто «своим». А Пашка, летая от счастья, жил этой «театральной атмосферой»…

В какой-то раз ему даже посчастливилось сыграть маленькую роль в спектакле, сына лавочника. И пусть там было мало слов, и пусть какой-то момент на сцене, но он потом полночи рассказывал в детдоме другим мальчишкам, как выступал в театре, и как зал аплодировал ему…

В то время он ещё и не предполагал, что его будущее всецело связано с театром, что совсем скоро его имя станет известным всему миру, его лицо будет на всех афишах, и что все будут спешить на новые премьеры, чтобы увидеть его игру на сцене и подарить именно ему аплодисменты… ему … «детдомовскому артисту»…